“С излишне требовательными бойцами не нужно бороться, просто не имейте с ними дел”. Интервью с Александром Скарединым, организатором турниров AFC

“С излишне требовательными бойцами не нужно бороться, просто не имейте с ними дел”. Интервью с Александром Скарединым, организатором турниров AFC

Категория: Эксклюзив
0

Российские фанаты смешанных единоборств любят обсуждать проблемы отечественных турниров: плохое судейство, сомнительное качество зарубежных соперников, проблемы с трансляцией и так далее. Идея создать свой промоушен с мировыми звездами, качественными видео-блогами и горячими ринг-гёрлс мелькает в голове у многих из них. Если судить по комментариям в социальных сетях, они могли бы многому научить Дану Уайта, Скотта Кокера или Вадима Филькинштейна, но дальше разговоров дело обычно не заходит. 29-летний Александр Скаредин, в отличие от большинства фанатов, понимал как сложно создать даже региональный проект, но всё же организовал промоушен Ambitions Fighting Championship. Под баннером AFC уже прошло 15 турниров, в том числе недавний Ратиборец-3 в Екатеринбурге. Cageside.ru обсудил с Александром о том, какие цели ставит перед собой промоушен и с какими сложностями встречаются организаторы.

Александр, привет. Как первый раз появилась мысль создать свой промоушен, какой был мотив?

Я очень часто “ввязывался” организацию разных мероприятий: концерты, массовые акции и тд. В ноябре 2011 впервые поучаствовал в организации турнира по ММА. Тогда это было все так кустарно и игрушечно. После этого уже не смог остановиться.

Сейчас, когда вы уже имеете опыт, провели несколько турниров, какой вы видите цель этого проекта?

Цель – коммерчески успешный промоушен топ-5 в России на горизонте 3 лет; топ-5 мира на горизонте 7 лет. Я бы так сформулировал цели. Конечно, в нашей текущей ситуации, это задача за гранью реальности, но все же именно так.

В своем описании преимуществ проекта вы упоминаете “чёткий финансовый контроль” – что имеется в виду и как это отличается от других промоушенов? Есть ли вещи, на которых вы не станете экономить ни при каких обстоятельствах?

Мы пытаемся максимально ужимать все расходы, получать скидки, там где возможно что-то сделать самим – сделать самим. Думаю, что такой подход также исповедуют несколько организаторов, которые делают по 1 турниру в год. О топ-5 или топ-7 не говоря уже о “большой тройке” этого говорить не приходится.

Я бы с удовольствием сказал, что не буду экономить на гонорарах бойцов, но это не правда. У нас по сравнению с той же “большой тройкой” деньги аховые. С другой стороны мы платим бойцу на уровне его вклада в стоимость продукта компании. Например, рекордный для нашей организации гонорар был у пары Грозин – Давлатов 2 апреля. Но на тот момент, можно было говорить, что только один этот бой собрал полный зал зрителей. Этот бой полностью окупил свои затраты. Мы хотим, чтобы все было экономически обосновано.

Вы не боитесь говорить, что пока вы небольшой региональный промоушен. Соответственно есть ряд трудностей, с которыми вам приходится работать. Одна из них: чаще всего нужно привлечь внимание публики к поединкам молодых бойцов с 1-2 поединками или вообще пустым рекордом. Как вы решаете эту проблему?

Все вытекает из первого вопроса – если ребята понимают, что это их первые шаги – плата за бой не будет большая. Смета не будет раздута, это значит, что: во-первых, проще окупить турнир, так как требуется продать меньше билетов, привлечь спонсоров на меньшую сумму; во-вторых, при такой модели нужно не продвигать конкретные бои, а продвигать саму организацию, где “молодые и перспективные показывают максимум для того, чтобы попасть в профи по настоящему”.

Такие бойцы чаще всего не имеют менеджеров, как Вы на них выходите? Пишете напрямую или скорее выходят на вас?

Процентах в 90% у начинающих ребят представителем выступает тренер. Мы смотрим бои, любительские соревнования, проводим специально “Охотники за головами” – турнир, где может заявиться любой и драться за очки. И смотрим, как человек себя проявляет, есть ли у него, на наш взгляд перспектива. Если да – начинаем говорить с ним, говорить с тренером и планировать какие-то первые шаги.

Считаете ли Вы, что для ММА уже достигло той популярности, когда нужен целенаправленный скаутинг?

В этом нет смысла. По крайней мере сейчас. “Охотники за головами” – это и есть скаутинг, младшая серия турниров ACB – это и есть скаутинг. Маленькие региональные организации играют роль скаутов для топов.

Еще одна проблема, касающаяся бойцов – в России есть стереотип, оставшийся из 90-х годов, что большинство спортсменов из единоборств связаны с бандитами. И известный случай, который произошел с бойцом вашего турнира совсем недавно, не очень способствует развенчанию этого мифа. Как в такой ситуации быть организатору турнира? Не боитесь ли вы, что это повредит вашему имиджу?

(Боец Кирилл Штриплинг, выступавший на турнире Ратиборец 3 погиб во время резонансной перестрелке в Екатеринбурге, произошедшей вскоре после турнира – прим. Cageside.ru)

Сказать, что эта ситуация нам оказала медвежью услугу – значит ничего не сказать. Со мной только сегодня пытались связаться два федеральных канала, чтобы получить и использовать информацию об этом. Печально то, что если бы ничего не случилось – я и наша организация продолжали бы быть им совсем не интересны.

Данная конкретная ситуация – роковая случайность. Человек вышел на замену за сутки до боя с противником, которому просто не реально найти замену в такие сроки. Скажу честно, я не сильно интересовался, чем занимается вышедший на замену боец. Он появился у нас один раз, он стал для него последним. Хорошего мало, но так случилось.

Что делать – в любой ситуации говорить правду, это всегда оптимальная стратегия. Повредит или нет – пока не знаю. В основном у нас дерутся ребята, о которых все хорошо известно, много общих знакомых и риск таких событий сведен к нулю.

Сколько человек нужно, чтобы организовать такой турнир? Из кого состоит ваша команда?

Все зависит от ресурсов. В наших условиях, чтобы организовать и провести турнир “Ратиборец 3” потребовалось 11 человек. Эти люди занимаются всей организацией: матчмейкингом, документами, взвешиваниями, работой с прессой, встречей и расселением бойцов, технической частью турниров, контентом для социальных сетей, звукорежессурой и так далее.

То есть люди работают не за оплату, а только на энтузиазме? Работа над этим проектом занимает всё время или вы собираете команду конкретно под каждый турнир на время?

Кто-то за небольшую плату, кто-то на энтузиазме, я чаще вкладываю деньги, чем их получаю. Работа над турниром – проектная, я и еще 2-3 человека работают каждый день по 1,5-2-3 часа над проектом. Остальные подключаются на своих этапах.

Турниры лидера индустрии – UFC – сопровождаются большим количеством событий: открытые тренировки, пресс-конференции и так далее. Причем всё привлекает большое внимание СМИ и публики. Важно ли это для наших реалий?

Естественно, двигаться в этом направлении стоит. Мы видим, что тот же ACB делает открытые тренировки; каждая топовая организация проводит пресс-конференции и так далее. С точки зрения реалий – я не делаю на наших турнирах пресс-конференции, так как пока нет достаточного объема журналистов, которые готовы прийти например в пятницу вечером перед взвешиванием – рабочий день уже окончен.

Я знаю, что на региональных турнирах выступаю не самые обязательные бойцы. Могут просто проигнорировать договоренности. Были ли у Вас такие случаи? Как Вы из них выходили?

Такие случаи происходят постоянно. Выходим разными способами, чаще… чудом (смеется). На прошедшем турнире мы заключали с каждым бойцом контракт. Думаю, постараемся делать это постоянно. Но это не панацея.

Основной стимул – понимание, что если ты “подвел” промоутера, больше ты у него драться не будешь. В условиях дефицита боев – это серьезный аргумент для многих.

Еще один вопрос, который может интересовать читателей. Сколько может получить в Ратиборце условный Иван Иваныч Иванов 18 лет с рекордом 0-0, но неплохим бэкграундом в боксе/кикбоксинге (победитель региональных соревнований)?

Вы будете смеяться, но для начала я предложу ему провести бой бесплатно с таким же соперником как и он. Все, что он вынесет из этого боя – опыт и запись “в шердоге”. Дальше уже будем разговаривать. С людьми, которые на старте пытаются “сорвать куш”, я быстро прекращаю общение. Тут все просто, каждый в каждый момент времени преследует свои цели. Цель бойца с 0-0 – получить рекорд и площадку со зрителями, а монетизация у него наступает гораздо позже. Если наступает вообще.

Пытались ли из Вас выбить побольше денег за бой постфактум? Или может быть шантажировали полученной травмой? Как бороться с излишне требовательными бойцами?

Пост-фактум нет. Бывают случаи, когда боец показывает супер-выступление. Знаете из серии вышел на бой “за шердог”, а сделал нокаут вечера. Или что-то в этом роде. Бывало в таких ситуациях у меня спрашивали, “Сань, надо бы отметить парня”. Когда у меня есть такая возможность физически – я стараюсь это делать. Это нормально.

Шантажировать меня бесполезно. Обо всем договариваются “до” – дальше соблюдают договоренности. Это тоже показатель профессионализма бойца, а значит и его потенциал.

С излишне требовательными бойцами не нужно бороться, просто не имейте с ними дел.

Спасибо за интервью, Александр, и удачи в развитии проекта!