“Армия России – сильнейшая в мире”. Интервью бойца ACB Ильи Щеглова

“Армия России – сильнейшая в мире”. Интервью бойца ACB Ильи Щеглова

Категория: Эксклюзив
1

Илья Щеглов имеет сравнительно небольшой опыт выступлений в профессиональном ММА, но благодаря своей открытости и бескомпромиссной манере ведения боя он уже обратил на себя внимание многих российских поклонников смешанных единоборств. Уже на этой неделе “Дантисту” (боевое прозвище спортсмена, прим. cageside.ru) предстоит провести свой следующий поединок, причем его схватка с бразильцем Валлисоном Карвальо будет открывать один из самых больших турниров в истории отечественного ММА – ACB 50.

Незадолго до этого события авторы нашего сайта Артём Желенков и Риган Рахматулин обстоятельно пообщались с Ильей, расспросив его о службе в армии, подготовке к бою и отношению к Соединенным Штатам.

– Илья, расскажи, как идёт сгонка веса?

– Ну, особой функциональной выносливостью я никогда не мог похвастаться. Но по сравнению с прошлым боем состояние у меня лучше, серьезнее подошел к сгонке. В прошлый раз пришлось гонять 10кг, в этот раз, надеюсь, всего 5кг.

– Твой соперник, Валлисон Карвальо, сильно моложе – это может быть преимуществом для него?

– Да, конечно. В плане функциональной выносливости. Это то, о чем я всегда переживаю со своей стороны. К каждому молодому сопернику я готовлюсь с учетом того, что они выносливее меня.

– В одном из интервью ты сказал, что главная проблема ММА в России – недостаток тренеров. Чтобы это изменилось, нужно поддерживать ММА со стороны государства, как футбол, или всё придёт со временем?

– Конечно, поддержка госбюджета ускорила бы этот процесс, но даже просто интерес к MMA сделает своё дело. Собственно, сейчас мы это наблюдаем – всё развивается семимильными шагами. Спортсмены и тренеры поставлены в такие условия, что если ты не будешь развиваться, то быстро отстанешь. Поэтому бойцы гоняются за новыми техниками и новыми методиками. Так что все придет само собой, нужно просто немного подождать.

Это уже происходит, я это вижу на своём пример. У нас в Кемерово и сейчас не сильно высокий уровень, но благодаря группе энтузиастов мы за короткий срок прошли очень большой путь. Мы пытаемся постоянно выезжать на семинары, обмениваться опытом с тренерами, и я вижу, как это действует, как прогрессируют наши ребята. Кроме того, у нас в стране от государства особо не допросишься помощи, а вот к бизнесменам, которым интереснее открывать какие-то пивные точки, хочется обратиться с тем, чтобы они обратили свой взор на наших ребят.

– Ты представитель сибирской школы MMA, и тут есть много ребят, которые громко о себе заявили. Можно ли говорить, что Сибирь может тягаться с Питером или Дагестаном?

– В Сибири, я считаю, гораздо больше бойцов, чем на Кавказе. Просто нужно помогать ребятам выезжать на соревнования, на сборы. Тогда, я вас уверяю, весь мир вздрогнет. Даже у нас в Кемерово я вижу, какого уровня бойцы тренируются в залах, выигрывают у меня на тренировках, не оставляя шансов. Но у этих ребят нет финансовой возможности расти и развиваться в этом направлении, как у ребят на Кавказе.

– Вокруг сибиряков сложился образ крепких и жестких людей. Это образ или правда?

– Это действительно так, и поэтому я уверен, что у нас ребята со стержнем, они способны показывать отличные бои именно за счет сибирского характера. Про себя не очень хорошо говорить, но я надеюсь, что тоже являюсь ярким примером этого. Можно многого добиться, имея настоящий русский характер.

– Российские бойцы редко готовы играть на камеру, раскручивать бой. Считаешь ли это еще одной проблемой российских смешанных единоборств? Ведь именно за счёт этого и ярких боёв ты быстро получил известность в начале карьеры.

– У нас много харизматичных ребят, просто не все понимают, зачем это нужно и как это использовать. Лишь совсем недавно вышесказанному стали уделять внимание и большое спасибо вам, журналистам, за содействие в этом плане. Я думаю, что дело времени – всему нужно научиться, мало кто готов интуитивно развивать в себе подобные качества, чувство сцены, нужные способности. Даже не бояться камеру нужно учиться. У кого-то это получается лучше, у кого-то – хуже. Но когда ребята поймут какие можно получить плюсы и дивиденды – наше ММА преобразится, и наблюдать за ним станет намного интереснее. Появятся все моменты, интересующие зрителя, ведь люди хотят видеть драму и начинают следить за развитием событий гораздо раньше самого боя. Интересно, когда ты знаешь историю взаимоотношений бойцов, а бой – это настоящая кульминация ситуации. А не просто приехал, как на соревнования, и увидел бойцов в первый раз.

Я уверен, что это дело времени, и мы видим рост в этом плане от турнира к турниру. Но ребята с Кавказа не все это одобряют, и это их минус, наверное. Можно ведь найти свою фишку, никто не заставляет говорить о сопернике нелицеприятные вещи. Тот же самый Федор Емельяненко вроде ничего такого не делал, но у него была своя фишка. Тот же батюшка, который с ним выходил, большой крест  – это элементы образа. Это присуще только ему и выделяет Емельяненко для зрителя. Скоро и остальные ребята это поймут и будут подбирать себе интересные моменты. Чтобы быть лучшим, нужно не стоять на месте.

– Недавно отгремел скандал по поводу детских боев. Ты высказался за детские бои, но против грубости в сторону Федора и при этом никого не оскорбил. Почему у нас много говорят про “уважение к старшим” и “отличный от США менталитет”, но не могут обойтись без взаимных оскорблений?

– Это человеческий фактор. Есть люди, которые не способны управлять своими  негативными эмоциями, и они выходят на первый план. Я уверен, что они пожалели об этом и осознали, что так нельзя. Очень рад, что конфликт не привел к чему-то большему. Ситуация была близка к более резким действия, потому что мог быть раскол и в сфере MMA, и в жизни общества. Но в целом это ничего не меняет и все как уважали старших, так и будут уважать. Многие ребята с Кавказа также осудили такие высказывания, поэтому это не значит, что все такие.

– На одном из видео твоих любительских поединков ты ударом ноги отправляешь соперника в глубокий нокаут и идешь праздновать. Некоторые зрители в таких случаях обвиняют бойцов в равнодушии к сопернику. Что чувствуешь в такой момент?

– Сам иногда думаю про такие моменты: правильно я делаю или нет? Но для себя решил эту ситуацию, представив себя на месте побежденного. Обижался бы я на своего соперника, который пошел праздновать и не подошел ко мне, не поинтересовался моим здоровьем? Я понял, что не обиделся бы, меня бы это не задело. Поэтому просто радуюсь своей победе, никак не унижая побежденного. Всегда испытываю только уважение к соперникам до боя и после. Я выиграл и порадовался победе, но это не делает моего соперника хуже и не задевает его. Более того, я благодарен всем соперникам, которые учат меня чему-то новому. А публика, конечно, может меня осудить или порадоваться – это их дело.

– Бывший чемпион ACB в твоём весе Гаджимурад Антигулов недавно триумфально дебютировал в UFC. Это показывает общий уровень бойцов ACB? Какие перспективы у Антигулова в UFC?

– Мне кажется, что я не имею права давать оценку бойцу, который сейчас выше меня на голову. Могу только порадоваться за него и пожелать ему добиться как можно большего успеха в UFC. Мне очень хотелось бы, чтобы он забрал пояс и показал тем самым уровень нашей лиги на мировой арене, да и, соответственно, мой уровень как её бойца. Меня подобное спрашивали и про Никиту Крылова, с которым мы были на сборах, как я оцениваю его потенциал. Но, ребята, это неблагодарное дело, я не дорос, чтобы давать такую оценку.

– Ты провёл всего 6 поединков по профессионалам (рекорд по шердог 4-1, 1 NC, прим. cageside.ru), но уже вошёл в топ-100 мирового рейтинга в полутяжах. Важно ли это для тебя и какие амбиции в этом направлении?

– Ну, к цифрам я спокойно отношусь, но, конечно, мне все равно приятно. Мне приятна каждая победа, каждая хорошая оценка моей работы. Если я когда-то войду в топ-10, то буду просто счастлив.

– Судя по твоим записям ВКонтакте –  ты не очень любишь США. При этом в MMA большинство стремится именно туда. Хочешь ли выступать в западных организациях, чтобы доказать силу нашей школы, или всё нравится и у нас в стране?

– Внесу ясность: я не люблю именно правительство США. А к людям, которые развивают смешанные единоборства в Америке, или к спортсменам, которые приезжают сюда, я отношусь очень хорошо. Мне интересно будет попробовать себя и в западных промоушенах. Как говорится, “и людей посмотреть, и себя показать”. С удовольствием бы выступил за океаном, если получится. Самое интересное для меня было бы завоевать любовь западной публики. Мне очень нравится атмосфера нашего ММА: где бы я ни выступал – меня очень тепло встречают. А вот добиться любви у заморской публики – был бы нереальный кайф.

– Твоя основная работа – врач-стоматолог в армии, и ты там работаешь полный день. Расскажи, как ты попал в армию и стал врачом?

– Я сначала просто работал стоматологом, и ребята с войсковой части приходили ко мне лечиться. Рассказывали, как у них реформируется всё, как хорошо сейчас в вооруженных силах, и я пошел на собеседование в военную часть. Прошёл отбор, призвался в армию и сейчас служу, не жалею об этом ничуть.

– Сослуживцы смотрят твои бои?

– Больше того, хочу сказать огромное спасибо своему руководству. Если бы не их поддержка и помощь, я бы не смог совмещать. Их любовь к спорту и единоборствам мне очень помогла. В день поединка вся часть сидит у телевизора и смотрит мой бой.

– Военная выправка помогает в спорте?

– В плане дисциплины – да. Самое сложное в жизни бойца – соблюдать режим. Поэтому, если человек может себя заставить идти на тренировку, просыпаться рано, ложиться рано, тогда у него всё получается. Каждый день ты можешь добавлять монетку в копилку своей победы, постоянно по чуть-чуть становится лучше. В этом плане армия, конечно, способствует развитию этих качеств. Есть достаточно талантливых, но ленивых ребят, которые многое могут, однако пропускают тренировки или не спят по ночам и заметно теряют из-за этого. Очень сложно сказать себе “нет” и отказаться от чего-то, а армия тебе быстро объясняет, как это сделать.

– Где тяжелее: в армии или в боях?

– Конечно, в армии, тут даже сравнивать нет смысла. В любом виде спорта создаются все условия для спортсмена – чтобы он максимально подготовился и выиграл. А в армии все делается для выполнения задачи, и именно поэтому зачастую о комфорте военнослужащего не идет и речи. Есть задача – её надо выполнять. Как? Это уже второй вопрос. Поэтому военным быть тяжелее, чем спортсменом. Последние месяцы, проведенные в служебной командировке, в очередной раз убедили меня в этом. Я не перестаю восхищаться своими сослуживцами, которые выполняют боевые задачи.

– Часто бойцы стараются дистанцироваться от политики, а ты увлекаешься этой темой. Можешь назвать себя подкованным в этом вопросе?

– Ну, подкованным себя может назвать кто угодно, кроме действительно политиков. Политика – это работа, а простой человек, который узнает об этом из групп в ВКонтакте, всё равно остается любителем. Но, конечно, я интересуюсь политикой как гражданин своей страны, как патриот, как военный. Потому что ситуация в мире показывает, что рано или поздно человеку приходится принимать сложные решения, и иногда на это очень мало времени. Так что лучше заранее определиться со своими взглядами на ситуацию в своей стране и во всём мире. Я же стараюсь не упускать из виду положение дел, интересоваться тем, что происходит вокруг.

– Учитывая, что ты знаешь положение дел в армии, можешь ли назвать наши вооруженные силы самыми сильными в мире?

– Безусловно! Не помню, кто сказал, но наша армия сильнее всех в мире из-за секретного оружия, а именно – из-за русского солдата. Это я знаю точно.

  • http://twitter.com/fig79476089 f

    ,,,,Ну, особой функциональной выносливостью я никогда не мог похвастаться.,,,
    Проанализировав прошедший бой могу предложить простой способ повышения функциональности данного бойца. Если тренера ММА захотят его узнать – обращайтесь.