«Сейчас нет смысла делать из Кунченко медийного трештокера». Менеджер Петра Яна и Алексея Кунченко – о турнире UFC в Москве, карьерах своих бойцов и сделке M-1 с UFC

«Сейчас нет смысла делать из Кунченко медийного трештокера». Менеджер Петра Яна и Алексея Кунченко – о турнире UFC в Москве, карьерах своих бойцов и сделке M-1 с UFC

Категория: Awesome MMA
0

Саят Абдрахманов занимается карьерами Петра Яна и Алексея Кунченко и имеет непосредственное отношение к подписанию бойцов в UFC. Автор телеграм-канала Awesome MMA Артем Желенков пообщался с Саятом и узнал нюансы работы менеджера бойца UFC, как и почему Алексей Кунченко оказался в UFC, как быстро Петр Ян сможет получить титульный боец и еще много всего интересного.

— Ваши самые известные клиенты — Петр Ян и Алексей Кунченко. Кто еще в обойме?

— На самом деле есть еще несколько людей на контракте, но я предпочитаю не афишировать, пока не будет результатов совместной работы. Как только будет смысл — объявим об этом.

В августе 2017 года вы начали сотрудничать с Ruby Sports and Entertaiment. Какая у вас форма взаимодействия? Вы объединились в одно агентство и разделили рынки или как?

— Это мой друг Даниэл Рубенштайн. Он в основном отвечает за то, что связано с контрактами в Америке, с переговорами. Он имеет возможность встретиться и созвониться с матчмейкерами в любое время. Всегда есть прямая связь, всегда есть доступ к информации. В этом плане очень удобно, потому что если кто-то травмируется или планируются турниры, которые не анонсированы — мы всегда владеем информацией до того как это известно СМИ и кому-либо еще.

— То есть благодаря нахождению в США ему удобнее вести переговоры с партнерами там?

— Да, это человек, который очень давно в этой сфере работает. У него очень много бойцов в UFC, включая топовых. На американском рынке он довольно известный человек с хорошей репутацией.

— На вашем сайте среди клиентов указаны такие известные бойцы, как Рафаэль Асунсао, Майкл Кьеза, Шон О’Мэйли, Джесика Кларк, Маккензи Дерн — в их карьерах вы тоже принимаете участие или это на стороне вашего партнера из США?

— Конкретно в чьих карьерах я сейчас участвую — это Алексей Кунченко и Петр Ян. За них я отвечаю, а что касается Майкла Кьезы или Рафаэля Асунсао — это меня не касается.

— Петр Ян — ваше первое подписание в UFC. Как проходили переговоры с UFC и чем они отличаются от переговоров с другими организациями?

— Вообще Петр Ян — это не первый боец UFC, которого я веду. Был до этого китайский боец, который в свое время выиграл местный TUF. Первый опыт с UFC был через него. А в плане переговоров с UFC есть свои нюансы, которые касаются и гонораров, и других моментов. Нужно всегда находить золотую середину. Можно выторговать себе максимально выгодный контракт, но при этом испортить отношения с матчмейкером. А можно найти компромисс, и матчмейкер, человек который выбирает соперников, будет идти тебе навстречу при выборе оппонентов. Эти моменты тоже нужно учитывать.

— Представители UFC диктуют свои условия или готовы слушать?

— На самом деле, если ты аргументируешь свои требования и можешь объяснить, почему требуешь именно такие условия — они всегда идут навстречу.

— Как выглядит процесс переговоров о новом сопернике для бойца? Спрашивают ли мнение спортсмена при выборе боя?

— Еще до того, как Петя дебютировал в Сингапуре, нам пообещали, что он будет на московском турнире. И как только все прошло без травм, мы сразу начали думать командой, кого хотим попросить. Шон Шелби обычно дает соперников за 7-8 недель до турнира, поэтому заранее сильно его дергать нет смысла. У него есть свой график и он по нему работает. Примерно за 9 недель мы прикинули, какие бойцы сейчас без боев. Кто из них идет после победы. У кого нет еще запланированного боя.

Там было несколько кандидатов на тот момент: Даглас де Андраде, Альберт Куинонез, у которого четыре победы подряд. И был Эдди Уайнленд, он как раз должен был провести свой бой, и мы хотели его вызвать в случае победы. Но так получилось, что ему присудили поражение. В итоге оказались доступны только мексиканец (Куинонез — Cageside.ru) и бразилец (де Андраде). У Куинонеза с визой не получилось — дали де Андраде. Мы были за любой вариант. У одного серия из четырех побед подряд, а другой в топ-15. Хотя не факт, что к турниру он будет в топе.

— Перед своим первым боем в UFC Петр всячески намекал на имя своего соперника в социальных сетях. И у нас была теория, что его соперником будет раз Уайнленд.

— На самом деле тогда предложили Алькантару. Мы подписали контракт на бой с ним, но на следующий день после этого он травмировался и на замену вышел Ишихара. А с Уайнлендом еще до Сингапура мы хотели в Чикаго 9 июня подраться.

— Помешал вопрос с визой?

— Нет, у Пети такое отношение — ему все равно с кем и когда. Здесь я уже сам беру на себя ответственность решать. И я подумал, что после травмы колена и долгого простоя сразу драться в США — слишком много всего. И решил, что для начала лучше будет подраться где-то рядом географически. Сингапур был идеальным вариантом, потому что Петя всегда готовится здесь, в Таиланде. И по дате получалось как раз идеально — после травмы, когда он пришел в форму. К тому же после Сингапура можно восстановиться к турниру в Москве.

— Если говорить про бой с Ишихарой, то многие вообще не давали ему шансов. Как вы оценивали японца?

— Да, он не был приоритетом для нас. Сначала мы хотели подраться с канадцем, Митч Ганьон его зовут. Но потом был турнир в Канаде, и его туда забрали. Мы дали согласие на Алькантару — он травмировался, поэтому последним вариантом остался Ишихара. Когда только дали бой, то лично у меня была уверенность, что Ян пройдет этого соперника. Только когда за две недели до боя, когда Петя травмировал палец, начали появляться сомнения — мало ли что. А так — были уверены, что победим и будет лучший нокаут вечера.

— Перед турниром в Сингапуре вы публиковали видео, на котором спаринг-партнер Петра разговаривает с Юрайей Фэйбером. Был какой-то конфликт?

— Нет, конфликта не было. Даже когда среди недели Петя встречался с Ишихарой, они довольно дружелюбно друг к другу относились. Больше были шутки и дружеские подколы, никакого конфликта.

— Прошел бой за титул в категории Петра. Обсуждали победу Диллашоу?

— Да, обсудили. Его заряжают такие бои, он всегда хочет скорее добраться до них. Лично я считаю, что сейчас Ти Джей доминирует, а остальные немного позади.

— Петр сказал, что планирует выйти на титульный бой за 2 года, но уже осенью будет биться с бойцом из топ-15. Планируете ли вы опередить намеченный график? 

— Лично я не считаю, что стоит торопиться. Лучше постепенно. Если сейчас проходить Дагласа, то будет попадание в топ-15, и тогда имеет смысл выступать только с кем-то из топ-15 (Интервью было взято до новостей о травме бразильца, прим. cageside.ru). Но даже сейчас я вижу те бои, которые будут Пете очень удобны. И речь идет о боях с соперниками, которые стоят выше в рейтинге. Подводиться можно постепенно, но увеличивая уровень оппозиции. Опять же, это будет зависеть от травм, соперников. Не думаю, что получится очень быстро дойти до титула.

— Можете привести пример удобных соперников?

— Лично я бы посмотрел с удовольствием против Томаса Алмейды того же, который высоко котируется.

— Потому что он ударник, который ввяжется в обмен с Петром?

— Можно и так сказать, но есть и неудобные ударники. Но у Алмейды я вижу те ошибки, которые Петр сможет использовать.

«Томас Алмейда уже пробитый, как и все там». Петр Ян о UFC, трештоке и подготовке у Шлеменко

— После турнира в США переговоры о следующем бое начнутся сразу или будет какой-то период отдыха?

— Тут по состоянию Пети. Если он сразу захочет вернуться и у него не будет травм, то мы сразу скажем матчмейкерам, чтобы нас имели в виду. Думаю, что самое раннее возвращение — это декабрь в Австралии. К тому моменту кард еще не будет заполнен, плюс моменты с визой более простые.

— Подготовку Петр и Алексей проведут как обычно в Таиланде?

— Нет, так как турнир пройдет в России, они решили готовиться дома. Кунченко изначально планировал приехать сюда (в Таиланд), но так как вопрос о его подписании немного затянулся и все получилось впритык, он решил остаться и готовиться в Екатеринбурге — в академии РМК.

— Были ли какие-то сложности при подписании Кунченко?

— Сложности были не со стороны UFC, а в моментах с М-1. Потому что мы договорились с UFC в конце мая, но так как параллельно шел процесс сделки М-1 и UFC, то М-1 немного приостановили процесс подписания Алексея. Потому что они должны были объявить о сделке первыми, и только после этого можно было подписываться. Когда они убедились, что контракт Кунченко подходит под новое соглашение — они дали зеленый свет на то, чтобы он подписал контракт с UFC.

— Сейчас много разговоров об этой сделке. Действительно ли М-1 будет отпускать своих чемпионов в UFC?

— Я не знаю подробностей, но насколько я понимаю, М-1 должны будут отпустить своего чемпиона, если он защитит свой титул хотя бы один раз и его захотят подписать в UFC. Но то, что чемпион защитил титул — не значит, что он гарантированно переходит в UFC.

Чтобы он перешел — должна быть проделана работа менеджера, именно он должен добиться сделки. Тут нужно отдать должное компании М-1 — они заявили, что не являются менеджмент-компанией и не собираются вести бойцов. Они — промоушен и не хотят конфликта интересов. Нужно отдать должное за то, что они выбрали эту позицию. Потому что для многих менеджеров и бойцов это была бы тяжелая ситуация, все были в подвешенном состоянии и не понимали, что теперь будет — будет ли М-1 вести бойцов или все останется как раньше.

— Насколько для вас, как для менеджера, выросла ценность контракта с М-1, учитывая перспективу перехода в UFC?

— На меня эта сделка никак не повлияла. Потому что выигрыш пояса в М-1 — не гарантия контракта с UFC. Как менеджер, я могу подвести бойца к контракту с UFC другими путями. Естественно, частота турниров, проводимых M-1, и новая сделка — это плюс. Большинство бойцов и менеджеров действительно думают, что при завоевании пояса они автоматически получат контракт с UFC. Ну, и М-1 заинтересованы в том, чтобы они так думали.

— Какой смысл бойцу выступать в М-1, будучи на контракте в UFC?

— Я думаю, что это возможно только в случае, если у него не очень хорошо идет в UFC. Если у бойца будут поражения и промоушен будет редко его использовать. В таком случае будет возможен вариант выступления в M-1. Естественно, если все идет хорошо, ты побеждаешь и поднимаешься в рейтингах, то даже матчмейкер не даст соглашения на выступление в другой организации.

— Вы имеете в виду риск того, что если боец UFC проиграет где-то на стороне, то это может повлиять на репутацию промоушена?

— Да, конечно.

— Можно ли сказать, что Кунченко интересен UFC во многом из-за чистого рекорда 18-0?

— Нет, точно могу сказать. Потому что мы разговаривали по нему еще в январе, и на тот момент предложения от них не поступило. Был просто ответ, что, может быть, Алексея поставят на турнир в Москве. Яркого интереса к нему на тот момент не было. Но после его последнего боя с Бутенко, который матчмейкер смотрел в прямом эфире, его мнение поменялось. То есть он увидел что-то в Алексее, что ему понравилось, и после этого он сразу сказал, что будет предложение.

— Кунченко сразу получил статусного соперника. Вы принимали участие в выборе соперника?

— По Кунченко нам еще в мае сказали, что дадут со-главный бой вечера. Мы понимали, что соперник должен быть с именем, так что вариантов у нас особо не было. Изначально хотели дать Юшина Оками, а потом уже появился вариант с Тиаго Алвесом. Я считаю, что это отличный бой для Алексея. Соперник с именем, но в последнее время выступает не на том уровне, на котором когда-то бился. Даже по последним боям видно, что с ним можно работать и побеждать.

— Фанаты часто называют такие бои победами над стариками. По вашим ощущениям — UFC меньше ценит такие победы или это как раз трамплин для молодых звезд?

— Обычно таких соперников дают проспектам или бойцам, которых хотят познакомить с аудиторией. Тиаго Алвеса все знают, он выходит против новичка, и это возможность для новичка заявить о себе. Таких соперников не будут раздавать тем, в кого UFC не верят. То есть это определенный кредит доверия и возможность заявить о себе.

— Какое идеальное развитие событий для Алексея после победы на турнире в Москве?

— Пока не обсуждали с Алексеем его планы. Желание бойца — это самое главное. Естественно, я бы хотел, чтобы он поскорее выступил против бойцов из топ-15, считаю что он может их пройти. Взять того же корейца Ким Дон Хена. Я считаю, что Алексей его уверенно может пройти.

— Бойцы не любят работать с медиа. Вы, как менеджер, их подталкиваете к этому?

— Конечно, мы обсуждаем эти моменты. Но сейчас нет смысла делать из Кунченко медийного трештокера. Обсуждаем, что нужно быть самим собой, но более ярко показывать свою сущность, свой характер. Если ты скромный боец, то ты должен не просто молчать и скромничать, а заявить, что ты любишь доказывать все делами. Тогда люди, у которых такие же понятия, будут ассоциировать себя с таким бойцом и поддерживать его. Не всем подход Макгрегора по душе, например.

—  Есть бойцы, который даже побеждая, остаются в тени из-за низкой известности.

— Я думаю, что больше всего это зависит от харизмы бойца. У Алексея она есть и сходство с актером Майклом Фассбендером, это тоже плюс в Америке.

— Можно ждать каких-то акций на этот счет в США?

— Посмотрим, насколько он будет к этому открыт.

Текст: Артем Желенков

Подписаться и следить за нашими друзьями из телеграм-канала @Awesome MMA: https://t.me/awesomemma