«Люди думают, что любой скандал – это пиар». Интервью с Натальей Булановой

«Люди думают, что любой скандал – это пиар». Интервью с Натальей Булановой

Категория: Эксклюзив
0

Современный мир диктует свои условия спортивным организациям. Массовый спорт всё больше заимствует от шоу, а спортсмены становятся суперзвездами с армией менеджеров и расписанием интервью на месяцы вперед. Но это всё – только для тех, кто находится на вершине славы и имеет фанатскую базу. Как бойцу создать себе образ, который понравится фанатам и приведет его к самым интересным боям? Артём Желенков специально для Cageside.ru. взял интервью у PR-менеджера промоушенов и спортсменов, Натальи Булановой.

7tnV9TMl_4I

Вы работаете в сфере единоборств уже достаточно давно, можете ли вы сказать, что в плане подхода организаций и бойцов к PR ситуация значительно улучшилась?

Да, я вижу, что ситуация идет в лучшую сторону. Но очень-очень медленно. Как минимум – появилось намного больше информации о бойцах и турнирах. Когда я только начинала работать с M-1 – у бойцов не было даже фотографий для публикаций. Они присылали домашние фото, чуть ли не с коврами на заднем плане. Сейчас этого уже нет и это радует.

Многие российские бойцы, когда речь заходит о продвижении своих боев, прикрываются “менталитетом, культурными традициями”. Согласны ли вы с этой позицией или это просто отговорки, чтобы не выходить из своей зоны комфорта и брать на себя лишнюю работу?

Давайте разберем, во-первых, почему существует такое отношение к пиару. Например, то интервью, в котором я говорила про Хабиба Нурмагомедова. Это была абсолютно позитивная статья, где я сделала ему кучу комплиментов, что он выучил английский язык, что единственный из российских бойцов действительно сделал себе имя в США. А это было воспринято очень негативно и все поклонники спортсмена решили, что я ему предлагаю поучаствовать в каком-то скандале, доме-2 и так далее. Это всё потому, что у нас PR ассоциируется с негативом. Когда в стране происходит какой-то скандал в политике или шоу-бизнесе – это сразу называют “пиаром”. Забывая, что, прежде всего, PR – это информирование и создание репутации. Это никак не выход за пределы, ради привлечения внимания. Поэтому отношение негативное: либо трэштокинг, либо скандальные истории какие-то наигранные.

Как, на Ваш взгляд, решить проблему отношения бойцов к общению с прессой? Когда они поймут, что это часть работы?

Это можно ускорить и это то, чем я занимаюсь со своими клиентами. Периодически я пишу статьи для изданий о важности пиара и часто после этого мне пишут люди, благодарят за объяснение вопроса. Я думаю, что это нужно объяснять бойцам постоянно, чтобы ускорить этот процесс, но в итоге они дойдут до этого сами. Рано или поздно в топе будут именно умные бойцы, которые понимают взаимосвязь медийности и успеха.

8nEI8ltM0jA

Да, если боец талантливый, то он пробьется в высшую лигу в любом случае, но ему на это понадобится намного больше времени. А пиар позволяет сделать его известным уже сейчас. Думаю, что бойцы будут видеть успешные примеры работы коллег в этом направлении и благодаря этому понимать важность работы над репутацией. Уже сейчас бойцы сами обращаются к нам, потому что хотят показать свою деятельность общественности. Ведь российские лиги не занимаются продвижением бойцов – это проблема спортсменов. Вообще, я не понимаю, как промоутеры и бойцы до сих пор не видят прямую связь между медийной раскрученностью спортсмена и его гонорарами. Любой спонсор захочет сотрудничать с известным турниром, известным бойцом.

То есть иногда даже известный по каким-то негативным случаям боец может быть выгоден для орагнизации?

Конечно, самый яркий пример – Александр Емельяненко. Когда он участвовал в нашем шоу Легенда, то его конфликт с пенсионером в кафе стал для турнира пропуском в крупные СМИ – три дня мы были в топе, попали на все главные ТВ-каналы. Никакая команда пиарщиков не смогла бы так грамотно сработать для продвижения турнира, как это сделал Александр Емельяненко, пусть и не специально.

Сейчас много российских бойцов выступает на западе, есть ли шанс, что там они усвоят правила игры?

Да, естественно. Там есть рынок, и это отлично будет влиять на них. У нас его еще нет и, дай бог, что мы его еще застанем. Но я могу сказать, что мы очень сильно продвинулись вперед. Когда я начинала работу – вообще не было журналистов, которые писали про единоборства. Плюс, очень долго пришлось бороться со стереотипом, что “бои без правил” – это какие-то бандитские мероприятия в подвалах. Если я узнаю, что снимается российский фильм про бои – я даже смотреть не буду. Знаю, что там будет обязательно злой промоутер, который держит бойца чуть ли не в подвале. Будет обязательно главный герой, которого хотят убить и он должен влюбиться в женщину главного злодея. Бои у них всегда проходят в подвалах, а публика ставит баснословные деньги на победу.

На сколько важно для бойца, выступающего на западе, выучить английский?

Это очень важно, потому что ты всё равно остаешься дли них чужим. Например, Жозе Альдо, который за столько лет выступлений в американском UFC не выучил язык и говорит через переводчика – это ужасный пример. А вот тот же Хабиб, во многом, получил свою долю любви американских фанатов именно из-за того, что стал говорить на английском, давать интервью, общаться с болельщиками.

Sukhodolskiy-6117

Давайте немного поговорим о западных бойцах. В одном интервью вы сказали, что Джон Джонс – клиент мечты для пиарщика. Мнение не изменилось?

Не изменилось абсолютно. Потому что он очень грамотный. Да, у него были проблемы, но он честно об этом сказал, не стал говорить “это не я, меня подставили”.

Такое было у нас, когда один промоутер в интервью нелестно высказался про одного из бойцов. Естественно, утром он подумал об этом и решил всё исправить, но интервью уже разошлось по социальным сетям. Тогда он не нашел ничего умнее, чем заявить, что он такого не говорил. Конечно, журналисту стало обидно и он выложил записи этого разговора, чтобы защитить свою репутацию.

То есть с точки зрения пиара –  лучше признать вину?

Да, в этом плане Джонс мне очень нравится, он грамотно себя ведет. Его медийный вес и его значимость для мирового ММА защитило его от последствий. Думаю, UFC сделали все возможное, чтобы он минимально пострадал. Почему я восхищаюсь Джоном Джонсом – он настолько позитивный, что от него идет безумная энергетика. Он заходит в помещение и здоровается со всеми от уборщицы до владельца клуба. Самое интересное, что он искренен. Поэтому он для меня идеальный клиент, который давая тридцатое интервью в день, общается с журналистом с улыбкой и отвечает на одни и те же вопросы. А вот наши бойцы могут прийти на интервью в трениках, узнавать какой уровень у этого издания и стоит ли на них тратить время.

Складывается ощущение, что промоутеры тоже не очень понимают пользу PR’a и продвижения своих турниров, хотя, казалось бы, они первые получатели выгоды от этого.

Да, такая проблема тоже есть. Мне в этом плане нравится как ведет себя Камил Гаджиев из FIGHT NIGHTS, но, насколько я знаю, это не работа пиарщиков, а инициатива самого Камила. Для меня примером хорошей работы промоушена является бойцовское шоу Легенда. Там была очень слаженная работа всей команды, в том числе Руслана Сулейманова, президента организации. Любой релиз и интервью совместно согласовывалось и компании не приходилось потом комментировать неосторожные высказывания.

20121212-024

Вы долго работали с Филькинштейном, у него мягко говоря, не лучшая репутация среди российских фанатов. Ему просто нет дела до мнения фанатов или это такой специально выбранный образ?

Я помню когда начались его проблемы с репутацией. Это началось из-за переговоров Федора Емельяненко с UFC, именно тогда фанаты настроились против него. Я могу сказать, что фанаты нашей большой страны должны повесить фото Вадима в рамку, потому что человек очень много сделал для развития индустрии в России. У меня, например, тоже в интернете репутация не очень. Все видят только внешние проявления работы пиарщика: посещение турниров, фото с известными людьми. Понятно, почему у людей , которые смотрят бои по ТВ вызывает негатив какая-то там девушка, которая непонятно чем занимается и выкладывает свои фото в соц сети.  Хотя у фанатов нет поводов меня осуждать. Поэтому, я считаю, что отношение фанатов – это не показатель и гнаться за этим не стоит. Наши фанаты – публика неблагодарная и мало кто может установить причинно-следственные связи принятия решений.

Кроме бойцов и промоушенов, есть еще третья сторона – отраслевые СМИ. От их развития также зависит уровень освещения событий. Кого из изданий можете выделить? Или может можете оценить развитие этой сферы в целом?

По большому счету, не в обиду моим коллегам, журналистам, которым я благодарна за сотрудничество, большинство СМИ в нашей сфере не являются ими в полной мере. Это скорее сайты, которые делают свою работу, но СМИ не являются. Уровень развития очень низкий в этом направлении, не хватает ресурсов. Чтобы содержать редакцию – нужно иметь много денег. А чтобы были деньги нужно продавать рекламу, которую никто не хочет покупать.

То есть рынок должен сформироваться со временем?

Да, сейчас многие промоутеры пока не готовы платить за рекламу. Я хорошо помню, как я предложила одному промоутеру купить рекламу, и он был в ужасе: “Рекламу? За деньги?”. Ну, конечно за деньги! Все привыкли платить за монтаж ринга, а рекламу воспринимают только как расходы. Никто не понимает, что сайты и написание статей это огромная работа.

Сейчас сложилась определенная конфронтация между М-1 и Fight Nights. Пойдет ли это на пользу для российского ММА?

Как и любая конкуренция, она сыграет в плюс, естественно. Но пока говорить о серьезной конкуренции еще рано, потому что у нас игроков можно пересчитать по пальцам одной руки. То есть она только зарождается.

12 ч

Кстати, о конкурентных боях, сейчас в противостояние крупных промоушенов ворвался ACB и достаточно активно развивается. Вы в свое время занимались его продвижением. Почему сотрудничество прекратилось?

Лига ACB решила не пользоваться услугами внешнего PR-агентства, а создать отдел внутри компании.

Вы сотрудничаете с кем-то на данный момент из промоушенов или бойцов?

Сейчас из клиентов я веду подмосковный клуб Art of fight, сотрудничаю с клубом тайского бокса Fighter и клубом Puncher в Одинцово. А из бойцов у меня есть Игорь Луняков юков и Аюб Магомадов – коричневый пояс по бжж, а также Джабар Аскеров и Магомед Маликов.

Большое спасибо за уделенное время, Наталья. Успехов вам в работе, было очень приятно пообщаться!