Александр Шлеменко: Я чист и никогда не использовал запрещенные препараты

Александр Шлеменко: Я чист и никогда не использовал запрещенные препараты

Категория: Переводы
0
b53fd0432d0537d40091e110d1bd4ff0

В своем недавнем интервью порталу Sherdog.com бывший чемпион Bellator рассказал о своем взгляде на ситуацию вокруг допинг-скандала с его участием и поделился мыслями о качестве работы Атлетической комиссии штата Калифорния.

Журналист: После Вашего последнего боя выяснилось, что Вы провалили допинг тест, после чего получили трехлетнюю дисквалификацию и штраф в 10.000 долларов. Хотелось бы услышать, как Вы лично видите данную ситуацию и будете ли Вы подавать апелляцию на решение комиссии?

Александр: Естественно подаем. Я сразу скажу – я ничего не употреблял, никаких запрещенных препаратов. Откуда они у меня взялись – это нужно спросить у комиссии, потому что я считаю, что я чист. Я как был чист, так и есть. Естественно, я пойду в суд, потому что я хочу доказать самое главное – что я не виновен. Спросите у комиссии – почему из пяти проб, протестировано только четыре? Все вопросы к ним. Я не могу понять, как в такой демократической стране, как Америка, такое вообще можно допустить, такое беззаконие: комиссия нарушила все регламенты по приему и отстранила меня на такой срок, на какой не имела право.

Журналист: Как Вы думаете, они специально решили устроить “показательную порку” для Вас?

Александр: Да, естественно. За пять дней до слушания они изменяют вид наказания, на который не имеют право. Мы постоянно задаем им простой вопрос: “Где пятая проба?”. На что они ничего не отвечают, они нарушают все регламенты. Мне непонятно, почему это допустимо здесь, в этой стране.

Журналист: Не могли бы Вы рассказать, насколько сильно дисквалификация ударила по Вашему карману? Ведь Вам пришлось лететь в Калифорнию за свой счет, также три года не будет гонораров за выступления. Есть ли соблазн выступить в промоушенах, неподконтрольным Атлетической комиссии штата Калифорния?

Александр: Естественно соблазн есть и предложения драться в той же России, но для меня сейчас важнее отстоять свою правду. Я несу большие траты, для меня дешевле было бы признать вину и получить год, как хочет комиссия, но я так не сделаю. Потому что я не считаю, что нужно признаваться в том, что я не делал.

Журналист: Юристы сказали, сколько может длиться этот процесс?

Александр: Да, сказали: от трех до пяти месяцев. Я очень сильно надеюсь и хочу, чтоб это было как можно быстрее, но комиссия уже начала затягивать – они не отвечают на наши запросы и они специально тянут, потому что они чувствуют свою вину.

Журналист: Как Вы считаете, связана ли эта бюрократия с политикой или просто комиссия работает неэффективно?

Александр: Первое: то, что они неэффективно работают – это мы доказали тем, что у них пропала проба. Они нарушили регламент, по которому они должны забирать у меня мочу – это два. Самое главное – они специально затягивают, потому что это их вина. Они специально дали мне три года, потому что пытаются показать, что не нужно спорить с комиссией и показывать на их недостатки. Они сами не хотят стать лучше и пытаются обвинить в своих промахах других.

Журналист: Если все удачно сложится для Вас и репутация будет чиста – увидим ли мы снова Ваши выступления в Калифорнии?

Александр: Мне сложно сказать. Естественно, я не хочу выступать в Калифорнии теперь, но если там будут проводить Bellator, то я готов. Я всегда шел на сотрудничество с комиссией, я делал все, что они у меня просили, я всегда был готов на тестирование, и я не принимал никаких препаратов, поэтому мне нечего опасаться и нечего скрывать. Я готов драться в Калифорнии.